Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Долгосрочные интересы и политика России в контексте приднестровского конфликта

Чтобы объективно оценивать ситуацию, сложившуюся вокруг «пмр» и переговорного процесса по мирному урегулированию приднестровского конфликта, прогнозировать дальнейшее развитие событий, необходимо четко представлять ту роль, которую Россия играла и продолжает играть в происходящих в левобережье Днестра событиях, а также осознать долгосрочные геополитические интересы, которыми руководствуется эта держава в Юго-Западной части постсоветского пространства.
 
Российская Федерация понимая, что укрепит свое влияние в регионе, лишь сохранив военное присутствие, с августа 1991 по март 1992 года оказывала приднестровским сепаратистам политическую и информационную поддержку, а с момента перевода 14-й армии под свою юрисдикцию, стала оказывать военную помощь, а также непосредственно участвовать в военных событиях на стороне сепаратистских сил. Россия также не препятствовала выезду в левобережные районы Молдовы казаков и других наёмников, а также деятельности общественных организаций, вербовавших их для участия в военном конфликте на Днестре. Именно тогда политическое руководство России осознало, что лишь благодаря сохранению де-факто независимого от Молдовы приднестровского сепаратистского режима ей удастся обеспечить военное присутствие России в регионе, а, следовательно, и свое влияние в этой части Юго-Восточной Европы.
 
Летом 1992 года Россия, используя боевую технику и вооружение остатков 14 армии под командованием генерала А. Лебедя, в ответ на действия руководства Молдовы, которое пыталось вооруженным путем решить проблемы территориальной целостности в одностороннем порядке вступила в войну против суверенного молдавского государства, вынудив в итоге руководство Молдовы, пересмотреть в корне стратегию противодействия сепаратистам левобережья. После прекращения боевых действий и подписания Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в приднестровском регионе Республики Молдова от 21 июля 1992 года Молдовой и Россией был создан механизм, исключающий возможность возобновления боевых действий и, следовательно, силового решения конфликта. Соглашение закрепило статус-кво, которое существовало на момент его подписания.

Очевидно, что с точки зрения международного права налицо явное нарушение территориальной целостности Республики Молдова, государства-члена ООН. Хотя Россия неоднократно заявляла, что она не участвовала в военном конфликте, присутствие и участие ее вооруженных формирований в боевых действиях на стороне сепаратистских и антиконституционных сил неоспоримо. Однако, тот факт, что правительство Молдовы и Россия официально не находятся в состоянии войны, так как война не была официально объявлена ни одной из сторон, данный конфликт в основном рассматривается международным сообществом как внутренний конфликт Молдовы.

Всесторонняя вовлеченность Российской Федерации в ситуацию, сложившуюся вокруг «пмр» с момента возникновения этого образования, является одним из главных внешнеполитических факторов воздействующих не только на ход переговоров по приднестровскому конфликту, но и на само существование тираспольского сепаратистского режима. Россия обладает статусом гаранта мирного урегулирования конфликта. На территории, которая временно остаётся под контролем сепаратистов, находится Оперативная группа российских войск (ОГРВ), российский миротворческий контингент и склады боеприпасов, принадлежащие России. Немаловажным является факт проживания на территории «пмр» около ста тысяч граждан левобережья, которым предоставлено российское гражданство. У значительной части населения приднестровской молдавской республики» сформирована про-российская ориентация.

Согласно российским источникам, Россия покрывает от половины до двух третей финансовых нужд приднестровской администрации, а также выделяет косвенные субсидии под видом оказания гуманитарной помощи, низких цен за природный газ и неприменение санкций за неуплату счетов за этот энергоноситель на протяжении двух десятилетий.
 
В геополитическом аспекте левобережные районы Молдовы воспринимались Россией как стратегический полигон, позволяющий ей обеспечить своё присутствие, а также влияние в южной части Восточной Европы и в Причерноморье. В этом смысле Приднестровье остается важной стратегической зоной, что обусловило высокую степень вовлеченности в усилия по урегулирования конфликта зарубежных стран, а также многосторонних международных организаций, каждая из которых имеет здесь свои интересы.

Территория СНГ и бывшего Советского Союза в целом, является приоритетным направлением внешней политики России, районом заявленных ею стратегических интересов. Расширяя свое политического влияния в регионе этого «содружества государств», Россия стремилась выступить основным посредником в урегулировании политических кризисов и межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве.

При этом, усилия России в миротворческом процессе малоэффективны, так как практически все конфликты в СНГ окончательно не разрешены, либо «заморожены», а на Кавказе спорные территории Грузии превратились в протекторат России. Исходя из своих стратегических интересов, практически в каждом из существующих конфликтов Россия проводит политику, которая характеризуется пристрастием в отношении к одной из сторон — участницы конфликта. Всё это, в свою очередь, приводит к критической оценке мировым сообществом российской миротворческой деятельности и недоверием к России со стороны политиков и большинства населения Республики Молдова в вопросе Приднестровского урегулирования.

Еще одной проблемой, нерешённость которой создаёт дополнительные препятствия в восстановлении территориальной целостности государств, столкнувшихся с феноменом территориального сепаратизма, является применением Россией собственной трактовки международных норм и правил. Не является редкостью и практика «двойных стандартов», когда общепринятая норма на одни субъекты/объекты мировой политики распространяются, а на другие нет. Следует отметить, при этом, что в современном мире подобная политика стала правилом, которым руководствуются в процессах урегулирования территориальных конфликтов глобальные либо крупные территориальные державы.

Особенно отчетливо такой подход применялся со стороны России в случае с населением левобережных районов молдавского государства, которое произвольно и односторонне признаётся «приднестровским народом» с вытекающим из этого якобы правом на самоопределение вплоть до отделения от Молдовы. Более того, влиятельные российские политики огульно квалифицируют приднестровский конфликт подобно другим конфликтам, возникшим на постсоветском пространстве, как межэтнический, не отрицая при этом определённые политические территориальные и иные факторы, которые повлияли на его возникновение.

Россия настойчиво стремилась все эти годы свести к минимуму количество международных участников, посредников и гарантов процесса урегулирования конфликта. Сама же проблема должна решаться между Кишинёвом и Тирасполем под эгидой Москвы. Несмотря на то, что сепаратистский режим не был исключён из процессов политического урегулирования, более того, с начала 90-х годов Тираспольская администрация стала участником переговоров по урегулированию конфликта, российская сторона пытается любыми методами поднять статус сепаратистов до равноправной Молдове стороне в конфликте, прекрасно понимая невозможность такого шага для руководства Молдовы.

Однако парадокс заключается в том, что урегулирование Приднестровского конфликта полностью соответствует долгосрочным интересам России в регионе в противовес интересам некоторых других, игроков, в частности Румынии. И это хорошо понимает лидер России, который инициировал в 2003 году подписание, так называемого, «Плана Козака». Для иллюстрации этого утверждения целесообразно рассмотреть два варианта развития событий на ближайшие несколько лет в свете реализации долгосрочных российских интересов в регионе: А) Приднестровье, при содействии России, воссоединится с Молдовой; Б) В Приднестровье, при поддержке России будет укрепляться сепаратистский режим.

Вариант А):

•  Существенно вырастет авторитет и влияние России на всей территории Республика Молдова, как результат усилий этого государства в разрешении самого болезненного вопроса для всех молдаван – приднестровского конфликта. Для многих молдаван, считающих сегодня Россию недружественным государством, образ России существенно изменится в лучшую сторону – из недружественного это государство станет воистину стратегическим партнёром Республики Молдова.
•  В объединенной Молдове практически будет снят с повестки дня вопрос об объединении с Румынией, так как одним из условий восстановления территориальной целостности станет невозможность лишиться суверенитета без потери левобережных территорий. Это полностью соответствует интересам России.
•  Существенно вырастет международный авторитет России, как государства, проводящего конструктивную политику в разрешении территориальных конфликтов.
•  Республика Молдова на долгие годы сохранит свой статус нейтрального государства, что полностью соответствует интересам России.
•  Республика Молдова будет более активно развивать двухсторонние торгово-экономические отношения со странами СНГ и откажется от идеи выхода из этой многосторонней международной структуры.
•  Создадутся хорошие условия для быстрого экономического роста Молдовы, что сделает ее более привлекательной для собственных граждан, нейтрализовав, таким образом, существенную часть прорумынской пропаганды.
•  Юридически, как одно из условий объединения, будет закреплено право на собственность России и ее граждан в Приднестровском регионе.

 

Вариант Б):

•  Большинство молдаван, пока, в силу общности истории, религии, близости культуры, знания русских языка и культуры воспринимают Россию позитивно, в качестве дружественного государства. В случае закрепления сепаратистского режима в Приднестровье, ситуация изменится кардинально и Россия предстанет перед лицом молдавского народа в качестве государства, разделившего их страну, предавшего многолетнюю дружбу двух народов.
•  Румынам и румынизму будет предоставлены новые возможности для разворачивания в полном объеме антирусской и антироссийской пропаганды, внедрения в души молодых людей нелюбви ко всему русскому и стремительному развитию русофобии. Такая ситуация существенно подорвет позиции России в Республике Молдова и поставит в сложное положение русскоязычное население страны, составляющее не меньше 1,0 млн. человек, об интересах которого Россия не должна забывать.
•  Создадутся идеальные условия для быстрого поглощения Республики Молдова Румынией, на условиях Бухареста, что не соответствует долгосрочным интересам России.
•  Приднестровье, в котором проживает русскоязычное население и молдаване, лояльные по отношению к России на долгие десятилетия останется самым бедным регионом Европы в качестве непризнанного всеми странами Европы анклава. На России лежит ответственность за этих людей, достойное будущее которых она будет не в состоянии обеспечить.
•  Существенно упадет международный авторитет России, за которой закрепится устойчивый имидж страны, попирающей нормы международного права.

Объективные интересы России, безусловно, заключаются в принятии срочных мер по разрешению приднестровского конфликта и активном содействии восстановлению территориальной целостности Республики Молдова. Те, кто в России этого не понимают и проводят политику закрепления статуса сепаратистского территориального образования, безусловно, действуют против интересов России. Эти люди, очевидно, должны быть удалены российским руководством из процесса урегулирования конфликта. Однако есть в России силы, которые все понимают и руководствуются либо узкокорыстными бизнес-интересами либо работают не на Российское государство…

Отсутствие, после провала «Плана Козака», со стороны России последовательной, лишенной излишних эмоций политики, направленной на воссоединение Республики Молдова, рост влияния на российское руководство антимолдавских сил, зачастую действующих исключительно в собственных узких интересах и создало условия для привлечения руководством Молдовы к разрешению приднестровского конфликта других влиятельных мировых игроков. Таким образом, был создан «формат 5+2», в рамках которого не удалось достичь прогресса в урегулировании и перспективы которого весьма туманны.

Первопричины и эволюция приднестровского конфликта
Территориальная целостность государств в международном правовом и геополитическом измерениях
Приднестровский конфликт – характеристика и классификация
Системный анализ международных конфликтов
Политика Европейского Союза, США и ОБСЕ в процессе попыток урегулирования приднестровского конфликта
Интересы Украины в Приднестровье
Позиция Румынии по вопросу о восстановлении территориальной целостности Молдовы
Основные причины, мешающие урегулированию конфликта
Стратегия разрешения приднестровского конфликта – основные принципы
Тактика в разрешении приднестровского конфликта

Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Томештий Ной

Статус:
Село
Первое Упоминание:
XX век.
Население:
728 чел.

Томештий Ной (Tomeştii Noi) — село в составе коммуны Балатина Глодянского района. Расположено в 22 км от города Глодяны и 165 км от Кишинева. По данным переписи 2004 года, в селе проживают 728 человек. Село Томештий Ной было основано в начале XX века.

Читать далее