Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Политика Европейского Союза, США и ОБСЕ в процессе попыток урегулирования приднестровского конфликта

В современных условиях влияние локальных конфликтов на развитие отношений между государствами заметно возросло. Становится очевидным, что в нынешнем взаимосвязанном и взаимозависимом мире политический климат планеты все в большей степени определяется в «горячих точках». Факты последнего времени убедительно свидетельствуют о том, что любой вооруженный конфликт имеет «международное измерение» и может вовлечь участников международных отношений, перерасти в многосторонний, приобрести глобальный характер.

Статус единственной глобальной сверхдержавы, у которой, по определению, должны быть свои интересы в любой части мира, независимо от географического расположения тех или иных стран и регионов, заставляет руководство США достаточно чётко формулировать стратегию их достижения на планетарном уровне во взаимодействии с международными партнёрами и в соперничестве с конкурентами и явными недругами. Эти интересы не обязательно носят узкий экономический характер и в силу этого не могут быть сведены исключительно к обеспечению гарантированного и долгосрочного доступа к природным ресурсам и финансовому контролю над государствами-сателлитами. Белый Дом по-прежнему озабочен сохранением и укреплением своего имиджа на международной арене в качестве основного проводника «демократических ценностей и борца с антинародными режимами», консолидацией своей роли лидера западного сообщества стран. Тем не менее, ресурсы американского влияния далеко не безграничны и становление многополярного устройства мира вводит свои коррективы в методы и средства, применяемые Белым Домом для достижения своих стратегических целей.

После распада двусторонней модели мира вследствие коллапса Советского Союза, активно используя про-демократическую риторику, Соединённые Штаты стали последовательно расширять зону своего влияния в основном путём расширения НАТО на восток. Также была изменена стратегическая концепция Альянса в сторону проведения широкомасштабных военных операций за пределами территории стран-членов в случае возникновения угрозы для их стабильности и безопасности. При этом характер и степень таких угроз, определяется исключительно странами НАТО и их лидером. Эта стратегия Вашингтона особенно наглядно проявилась во время военных интервенций в бывшей Югославии (Косово), Ираке, Афганистане и, под прикрытием повстанческого движения, в Северной Африке.

Стратегия США на постсоветском пространстве исходит из стремления завершить и придать необратимый характер масштабным геополитическим изменениям, которые произошли в результате распада СССР и завершения холодной войны. В этом контексте, политика препятствования усилиям России, направленным на восстановления зоны влияния на востоке европейского континента, реализуется на практике, в том числе, путём оказания поддержки странам региона, которые сталкиваются с проблемой территориального сепаратизма и незаконного нахождения на их территории воинских контингентов других государств.

Было бы заблуждением полагать, что американская сторона действует в Молдове исходя из альтруистических интересов. Продвигая политическое урегулирование приднестровского конфликта, администрация США преследует одну из главных стратегических задач в данном регионе Восточной Европы - недопущение восстановления зоны влияния России в постсоветском пространстве и использования в этих целях так называемой «пмр» и незаконно дислоцированных в Приднестровье российских войск и вооружений.

В этом контексте, вывод иностранных войск и вооружений из левобережных районов Молдовы на данный момент является главной задачей американской дипломатии на региональном уровне. Также США не заинтересованы в принятии такого статуса Приднестровского региона, который позволит России, через Приднестровье (уже в составе Республики Молдова), влиять на политику молдавского руководства.

С другой стороны, с приходом к власти в США администрации Барака Обамы Россию стали воспринимать не только в качестве регионального соперника, но и как партнёра в областях, объявленных США приоритетными – война против международного терроризма и достойное завершение военных операций в Ираке и Афганистане. «Перезагрузка» российско-американских отношений сказалась отрицательно на функционировании международного многостороннего формата известного как 5+2, который находится в состоянии застоя на протяжении последних лет без реальной перспективы найти выход из создавшейся ситуации.

Главные игроки – Россия и США, решая свои более важные задачи в других регионах мира, уходят от столкновения друг с другом в Молдавии, «подвесив», таким образом, ситуацию до лучших времен.

Тем не менее, несмотря на то, что в настоящее время ситуация на постсоветском пространстве не является приоритетом внешней политики США, эта держава декларирует поддержку Молдове в вопросах восстановления территориальной целостности государства на следующих направлениях:

  1. в области политико-дипломатического урегулирования конфликта на основе уважения территориальной целостности, независимости и суверенитета Молдовы;
  2. требуя безусловного и в кратчайшие сроки вывода российских войск, вооружений, военной техники и боеприпасов из восточных районов Молдовы;
  3. настаивая на принятии особого статуса Приднестровского региона в составе Республики Молдова как ключевого элемента урегулирования конфликта и на основе норм международного права;
  4. оказывая поддержку усилиям молдавской дипломатии на международной арене, направленным на решение приднестровского вопроса;
  5. способствуя консолидации мер доверия между населением обоих берегов Днестра путём разработки программ социально-экономического развития.

Несмотря на разное видение государствами ЕС приоритетов в области безопасности и стабильности в Евроазиатском пространстве, в последние годы это сообщество государств стало проводить более активную политику в контексте урегулирования приднестровского конфликта. Это произошло благодаря осознанию лидерами ЕС важности ликвидации очага напряжения в непосредственной близости к границам Евросоюза, а также готовности ЕС взять на себя большую ответственность в различных областях, таких как:

  1. укрепление и улучшение молдавско-украинского пограничного контроля на приднестровском участке границы в рамках Миссии EUBAM;
  2. поощрение мер по консолидации доверия между Кишиневом и Тирасполем посредством реализации в Приднестровье ряда гуманитарных проектов в области возведения объектов социальной инфраструктуры финансируемой ЕС;
  3. участие в качестве наблюдателя в консультациях и в переговорном в формате 5 +2.

ЕС пока не удалось превратить своё растущее присутствие в Молдове в реальные рычаги влияния на тираспольских лидеров, на население, бизнес и политический режим Приднестровского региона. Для того чтобы оказать действенную помощь в разрешение приднестровского конфликта, ЕС должен иметь такого рода рычаги, которые позволили бы более решительно продвигать свои собственные интересы в регионе, в первую очередь в области обеспечения стабильности и безопасности на Юго-Восточной границе Союза. Это станет возможным лишь при условии:

  1. повышения статуса ЕС до уровня российского и проведения про-активной политики в рамках пятистороннего переговорного формата;
  2. разработки и предложения сторонам своего видения решения приднестровской проблемы, которое бы поддерживался большинством стран ЕС;
  3. проведения целенаправленной политики по демократизации и демилитаризации приднестровского региона в рамках усилий по консолидации доверия между сторонами в конфликте;
  4. реализации на практике конкретных мер, направленных на стимулирование принятия тираспольской администрацией определённых решений, применяя и принуждение, где это необходимо.
  5. активной дипломатической работы на приднестровском направлении, оказание помощи Республике Молдова и России в устранении недопонимания в вопросах разрешения приднестровского конфликта.

5 июня 2010 года, канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Дмитрий Медведев подписали в Месеберге русско-немецкий меморандум, в соответствии с которым ЕС и Россия намеревались создать на уровне министров Совместной комитет по внешней политике и безопасности. Приднестровский конфликт должен был стать приоритетным вопросом в повестке дня работы Комитета. Прошёл год после подписания меморандума, а данный Комитет все еще находится на стадии проекта.

Германия, которая тесно взаимодействует с Россией в экономической и политической областях, настойчиво выдвигает конкретные условия расширения двухстороннего сотрудничества. Так канцлер Ангелой Меркель заявила после встречи с российским президентом Д.Медведевым: «Если Россия заинтересована в сотрудничестве с Европой, особенно в вопросах безопасности, то она должна внести свой вклад в урегулировании затянувшегося конфликта в Приднестровье».

На это Россия вряд ли пойдет. Ей нужны здесь войска еще, хотя бы 25 лет. Опять – тупик.

Германия настаивает и на выводе российских войск из восточных районов и на возвращении Молдове полного контроля над своей территорией, одновременно с предоставлением Приднестровскому региону статуса автономии. Также немецкая сторона считает необходимым скорейшее возобновление переговорного процесса в формате 5+2. Принципиальная и последовательная позиция Берлина может помочь в достижении первых серьезных результатов в переговорном процессе, заблокированном в последние пять лет Тирасполем при поддержке Москвы.

Приоритетное внимание, которое ЕС, благодаря активным дипломатическим усилиям Германии, оказывает в последнее время решению проблемы восстановления территориальной целостности Молдовы, в перспективе может подтолкнуть Россию к более активному и конструктивному взаимодействию в вопросе урегулирования приднестровского конфликта. В свою очередь, Германия предлагает сотрудничество в рамках совместного Комитета по политике и безопасности, что создаст конкретные предпосылки тесного сотрудничества Европы и России в гражданских и военных операциях по управлению кризисами.
 
Однако и вопреки принципиальной позиции ФРГ, ЕС не торопится принять к действию германо-российскую инициативу по причине отсутствия однозначного отношения к ней 27 государств-членов этой международной организации. Тем не менее, Брюссель считает урегулирование приднестровского конфликта тестом серьезности и искренности России по отношению к сотрудничеству в области европейской безопасности. Принципиальные разногласия заключаются и в том, что Москва, в свою очередь, считает возможность создания в партнёрстве с НАТО системы противоракетной обороны более серьёзной проверкой желания Запада сотрудничать с Россией.

На данный момент ЕС не готов играть более активную роль в решении приднестровской проблемы, которая бы соответствовала континентальному и глобальному статусу этой международной многосторонней организации. В отсутствии эффективных рычагов прямого влияния на сепаратистский режим, ЕС вынужден полагаться на способность Москвы вовлечь Тираспольских лидеров процесс поиска приемлемого варианта разрешения конфликта.
 
Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) неэффективна в вопросе разрешения приднестровского конфликта в основном из-за того, что Россия обладает правом вето в этой организации и пользуется им исходя из собственных внешнеполитических интересов. Наиболее показательными в этом плане являются политические резолюции, по приднестровскому вопросу выносимые на рассмотрение саммитов ОБСЕ и принятие которых систематически блокируются российской стороной. Как правило, участники этих встреч на высшем уровне ограничиваются общими заявлениями. Многолетние разговоры о том, что ОБСЕ необходимо преобразовать в международную организацию способную предупреждать и разрешать конфликтные ситуации в зоне своей геополитической ответственности, не принесли пока ощутимых изменений ситуации.
 
Позитивный опыт Европы в противодействии территориальному сепаратизму:

• опыт Испании: внесение в Конституцию статей о предоставлении более широкой автономии Стране Басков и Каталонии и дальнейшее предоставление широкой автономии другим субъектам, культивирование центростремительных тенденций в регионах, активная работа с региональными элитами в части сохранения территориальной целостности Испании;
• опыт Франции: продуманная и взвешенная политика центрального правительства по отношению к сепаратистским тенденциям на Корсике;
• опыт Великобритании — отказ от использования силовых методов против сепаратистов, предоставление широкой автономии Северной Ирландии и Шотландии, работа представительных органов власти автономий, можно назвать успешным. Стоит внимательнее изучить опыт этих стран во взаимоотношениях с сепаратистами.

Отрицательный опыт - Сербия.

Первопричины и эволюция приднестровского конфликта
Территориальная целостность государств в международном правовом и геополитическом измерениях
Приднестровский конфликт – характеристика и классификация
Системный анализ международных конфликтов
Долгосрочные интересы и политика России в контексте приднестровского конфликта
Интересы Украины в Приднестровье
Позиция Румынии по вопросу о восстановлении территориальной целостности Молдовы
Основные причины, мешающие урегулированию конфликта
Стратегия разрешения приднестровского конфликта – основные принципы
Тактика в разрешении приднестровского конфликта

Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Чинишеуць

Статус:
Село
Первое Упоминание:
1495
Население:
2734 чел.

Чинишеуць (Cinişeuţi) – село и коммуна района Резина. Чинишеуць – единственное село в составе одноименной коммуны. Село расположено на берегу речки Сахарна в 13 км от города Резина и 105 км от муниципия Кишинёв. По данным переписи 2004 года, в селе проживало 2734 человека. Первое документальное упоминание о селе Чинишеуць датировано 1495 годом.

Читать далее