Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Архитектура и живопись

Смутные времена четвертого десятилетия XVI века до начала XVIII, в отличие от XV века, характеризуются чрезмерным налогообложением (как указывалось, число податей достигало 60!). В этот период меньше строилось святых обителей и светских сооружений. В этот период великих для Страны Молдовы трудностей (второго после периода 1432-1457 годов) в условиях владычества Оттоманской Порты на Балканах и к северу от Дуная, обострения соперничества между Габсбургской империей (Австрия) и Польшей, в то время находившимися в оппозиции к Турции, Молдова часто оказывалась на пересечении стратегических интересов конфликтующих сторон, становясь, таким образом, постоянной ареной военных действий. Но именно в этих обстоятельствах, к которым следует добавить непрекращаюшуюся борьбу за трон и сильное ухудшение экономического положения населения, отмечаются достижения в историографии, палеографии, архитектуре, живописи (настенной), миниатюристике и других видах творческой деятельности, выявившие местную специфику, особую манеру, а также стиль литературы и искусства Молдовы. Лучшие творения этой поры вошли в европейское научное и художественное обращение.

В этот период историография Молдовы выходит из анонимности, авторы больше не скрывают своего имени, освобождаются от опеки господарей или высоких сановников – заказчиков. Летописцы пишут свои сочинения по велению души, по собственной инициативе и на молдавском языке, языке страны. Появляются первые исследования о молдавском языке («О нашем молдавском языке» Гр. Уреке, «О молдавском языке» М. Костина). Написано первое этнологическое исследование на молдавском языке - монография, посвященная этнической истории молдаван – «О племени молдаван...» М. Костина. Молдаванином Н. Милеску Спатару составлены первые китаеведческие исследования европейского значения.

Однако документы свидетельствуют лишь о 30 святых обителях, основанных в те времена. Среди них числятся церковь Св. Георгия в Сучаве (1514–1522), новая церковь монастыря Хумор, основанная великим логофэтом Т. Бубуйогом (1529), церковь Благовещения в монастыре Молдовица (1532), церковь Св. Думитру в Сучаве (1534–1535), церковь Успения Богородицы в Кэприяне (1545), церковь монастыря Бистрица, основанная А. Лэпушнянул (1561), строится церковь Успения во Львове (Молдавская церковь), начатая А. Лэпушнянул (1564) и законченная водэ Мироном Барновским (1629), завершается строительство малой церкви (1602), а в 1609 году большой церкви монастыря Драгомирна, основанного Анастасие Кримкой, церкви Св. Думитру в Орхее, основанной Василе Лупу (1636), церкви монастыря Трех Святителей, основанной Василе Лупу (1637–1639), церкви монастыря Агапия (1644–1647), церкви Святой Девы в Галаць (1645). Господарь В. Лупу перестраивает церковь монастыря Голия (1650), строятся монастыри Иоана Нового в Сучаве (1514–1522), Бистрице, основанного А. Лэпушнянул (1554), Секу, основанного Нестором Уреке (1602), отцом Гр. Уреке, и др.

Если Путна и Нямцу были духовными центрами Молдовы времен Штефана Великого, то церковь Трех Святителей, основанная В. Лупу, Драгомирна, основанная митрополитом Анастасие Кримкой, представляют собой объединительные центры культуры Молдовы XVI – XVII веков.

Наиболее значительный памятник искусства стенной росписи пруто-днестровского пространства этой эпохи (XVI – XVIII века) – церковь Успения Богородицы в Каушанах, церковное сооружение полуподземного типа, характерное для православных обителей зон, подвластных туркам. Надпись на греческом языке над входом сообщает, что она была основана митрополитом Даниилом и господарем Гр. Каллимаки. Надпись на молдавском языке в интерьере над дверью говорит нам, что церковь «была сначала из старого дерева и, совсем развалясь, когда еще был митрополитом его преосвященство кир Даниил, не дал этому божескому творению пасть ниц». Хотя утверждают, что еще, «начиная со времен Штефана Великого иконописцы наводняют религиозными сценами большого значения и стены экстерьера молдавских церквей» (В. Нямцу), специалисты-профессионалы относят этот способ украшать святые обители к более позднему периоду: «Молдавская роспись экстерьера – создание времени Петру Рареша». Роспись фасада церкви Св. Георге в Хырлэу явилась «первым памятником молдавской росписи экстерьера» (1530). У всех церквей, декорированных при правлении господаря Петру Рареша, экстерьер расписан: Пробота (1532), Св. Георге (Сучава, 1534), Хумор (1535), Бая (1535–1538), Молдовица (1537), Бэлинешть (1535–1538), Арбуре (1541) и Воронец, расписанная в 1547 году.

Церковь Молдавица. Фреска.

Наиболее полное  исследование искусства молдавской росписи, включающее основные характеристики росписи экстерьера молдавских церквей XVI века – «одна из самых оригинальных страниц истории искусства» принадлежат Сорину Уле, на наблюдения, мнения и выводы которого мы будем ссылаться в дальнейшем. Иконография, основные темы этих росписей общие для всех  с некоторыми различиями (добавлениями, опущениями, перестановками). Сюжет «Осада Константинополя» как по оригинальности, так и по полноте приковывает внимание зрителя. В центре изображения – укрепленный город, с моря и суши атакуемый неприятелем. То, что осаждающие в турецкой одежде, а также то, что защитники города, и его враги используют артиллерию – «основная  загадка этих изображений осады. Ведь речь идет о персидской осаде Константинополя в 626 году», как сообщает одна надпись. Историки искусства попытались ответить на вопрос: «Почему молдавские живописцы изменили греческий образец, заменив персов турками и введя артиллерию, неизвестную в 626 году?». Большинство аналитиков допускает, что молдавский вариант представляет собой турецкую осаду 1453 года. Однако совершенно очевидно, что никто бы не позволил изобразить катастрофу христианского мира на фасадах православной церкви. Следовательно, речь в этой росписи идет о персидской осаде 626 г., когда с божественной помощью – Девы – язычники были отбиты. Но как быть с артиллерией и турками, не существовавшими в 626 году? «Введением пушек и турок живописцы Петру Рареша адаптировали тему осады к реальности своей страны, трансформировав ее в демонстративно национальный призыв: Как когда-то Дева помогла византийцам разбить персидских осаждающих, пусть так сегодня поможет молдаванам победить турецких агрессоров». Таким образом, у композиции двойное значение – «она изображает, с одной стороны, Константинополь, а с другой – «прославленную крепость Сучаву» и, в итоге, всю страну Молдову».

О том, что именно это истинный смысл, который молдаване того времени придали сцене «Осады», говорит и тот факт, что к своей росписи (в Хуморе, 1535 г.) художник добавил новый элемент: всадник, выбравшийся из осажденного города, стремительно атакует военачальника вражеской кавалерии – турка с большим тюрбаном на голове, которого поражает пикой. Маленькая надпись над головой всадника сообщает нам, что его зовут Тома... «Без сомнения, это был как раз живописец церкви, чье оригинальное конное изображение является первым автопортретом в молдавском искусстве». Вывод подтверждается письмом, посланным в 1541году в Сучаву неким «Томой, зографом из Сучавы, придворным прославленного и великого молдавского господаря Петру-Воеводы». Вне всякого сомнения, герой этого письма – тот, кто расписал фрески в Хуморе. «Тот факт, что живописец времен П. Рареша смог изобразить себя в образе защитника осажденной крепости, ясно свидетельствует, что для молдаван того времени тема осады являла собой не только образ победоносного Константинополя, но и символ Сучавы и – в широком смысле – победоносной Молдовы. Потому что, без сомнения, не византийскую столицу, а собственную страну защищает молдаванин Тома из Сучавы... Вплоть до того, что и церкви, которые изобразил живописец посреди крепости, не византийского, а специфически молдавского типа».

И в другой, часто встречающейся в наружной молдавской росписи теме «Страшный суд», выделяется «прием, который принципиально отличает по своему содержанию молдавские изображения от изображений других православных стран: молдавские живописцы прибавили к старинным врагам истинной веры и современных им турок, татар... Ясно, что здесь мы имеем дело с отличием, основывающимся не на религиозных критериях, а на критериях национальной политики, иноверцы в этом регистре являлись прямыми врагами средневековой Молдовы...» Со второй половины XVI века сохранился лишь один памятник росписи экстерьера: церковь монастыря Рышка, построенная Петру Рарешем (1542) и расписанная Штефаном Рарешем (1552).

Таким образом, «Живопись экстерьера молдавских церквей XVI века, достигнув уникальных мировых свершений» (В. Нямцу), составляет, без сомнения, одну из самых оригинальных страниц в истории искусства. Время от времени выполняемая в разных странах в годы Средневековья и используемая лишь для украшения небольших участков фасада, роспись экстерьера лишь в Молдове XVI века получила подлинное и всеобъемлющее развитие, превратившись из незначительного художественного феномена в эстетическую категорию мирового значения и в то же время, своей иконографической сложностью, в широкую идейную программу. Не случайно Ж. Стрзыговский замечает, что «подобного другая страна в мире нам не предоставляет» (С. Уля, 1968).

Миниатюры. Традиции, заложенные Тетраевангелием, выполненным Гавриилом Уриком (1429 г.), были продолжены и в следующем веке. В XV– XVI веках, помимо scriptoriile в монастыре Нямц, где работал Г. Урик, имелись они и в Хуморе, и в Путне. «Хуморское тетраевангелие» работы иеромонаха Никодима содержит портрет Штефана Великого. Изяществом пагинации и гармоничностью форм отличались работы Тудора Маришеску и Спиридона из Путны – высшие достижения молдавской миниатюры. XVII век стал новой фазой расцвета этого жанра: наиболее значительные образцы были созданы в монастыре Драгомирна, в scriptoriul, руководимом Анастасие Кримкой, плодотворная деятельность которого завершает последний этап молдавской миниатюристики, которая постепенно заменяется гравюрой на дереве и металле.

Молдавская вышивка в XVI – XVII веках представляет собой «одно из наиболее оригинальных творений»: эпитрахили, дверы, литургические покровы, погребальные покрывала, эпитафии и др. – все это свидетельствует об уровне развития этого искусства. Епитрахиль 1464 (Путна), епитрахиль из Добровэц (1506), эпитафия из Молдовицы (1494), вышивки из Бэлинешть (XV век), из Арбуре (XVI век), погребальное покрывало Марии из Мангопа (Путна, 1477), дверы от Богдана Слепого (1510), дверы, подаренные монастырю Слатина Александру Лэпушнянул (1561 г.) и др. являются шедеврами жанра. «Стилистическая общность этих произведений очевидна и является доказательством существования молдавской школы вышивки...» – утверждает Мария-Анна Мусическу (1968 г.), увидевшая в дверах «пространство с пейзажами, элементами архитектуры...» Она же говорит о то, что «значение этих творений в развитии средневекового молдавского искусства состоит в интеграции некоего действия религиозного характера в «историческую» среду земного мира. Как и в живописи, эта интеграция усилится в XVI веке, чтобы стать выражением – в символике росписи экстерьера – политической и культурной программы Молдовы».

Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Рэмэзан

Статус:
Село
Первое Упоминание:
1909
Население:
591 чел.

Рэмэзан (Rămăzan) – село в составе города Рышкань района Рышкань. Село расположено на расстоянии 7 км от города Рышкань и 179 км от муниципия Кишинев. По данным переписи 2004 года, в селе проживало 591 человек. Село Рэмэзан было основано в 1909 году.

Читать далее