Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Ио, Дмитрие Кантемир

Дмитрие КантемирПосле правлений М. Раковицэ, другой креатуры валашского господаря К. Брынковяну (1703–1705, 1707–1709 гг.), Н.Маврокордата (1709–1710) Порта определяет на престол Молдовы Дмитрия Кантемира (19.XI.1710 г.), который «приехал в Молдову в большой спешке, с четал мезэл (экстренной почтой) для выполнения многих поручений императора, потому что тогда нарушился мир между Россией и Турцией».

Являясь заложником (1688–1691), потом представителем своего брата при Порте, «любознательный принц проводил свою ссылку не в интригах и в лени, как делали другие, а углубившись в знания» (К. Михэеску-Грую). Учился в Константинопольской Патриархальной православной академии, исследовал глубоко и всесторонне социал-политическую и экономическую эволюцию Оттоманской империи, что позволило ему впоследствии «стать одним из самых образованных людей Восточной Европы тех времен. В Константинополе установил первые контакты с представителями русского царя, которые углубил, приезжая в Москву». Его сближение и даже присоединение к русским Манолаке Дрэгич объясняет тем, что Порта не сдержала свое слово: обещала, что не потребует выплат за трон, но как только он прибыл в Яссы, пришло распоряжение рассчитаться.

Многие исследователи утверждают, что Д. Кантемир отдалился от Порты, убедившись в ее упадке как феодального восточного строя, не приемлющего политических, социал-экономических перемен, происходивщих в Европе. С другой стороны, Д. Кантемир видел в союзе с Россией избавление от турецкого господства, открытие новых европейских горизонтов, упрочение института господарства в Молдове. Ион Некулче считает, что Д. Кантемир отошел от Порты вследствие антимолдавских интриг господаря Валахии Константина Брынковяну и возможных последствий, которых он не мог избежать.

13 апреля 1711 г. заключается в Луцке (на Украине) союз между Молдовой и Россией для совместной борьбы с оттоманами – Луцкий договор. Текст был составлен Д. Кантемиром и отправлен царю Петру I через молдавского посла Штефана Луку. Царь его промульгировал в виде диплома, данного сувереном России господарю Молдовы. Документ содержал 17 статей. Петр I со всеми полностью согласился и подписал договор.

В первой статье утверждалось, что «царь берет под свое покровительство Страну Молдавскую и ее народ». Договор должен был быть публично обнародован, как только русские войска вступят в Молдову. После освобождения от турецкого господства Молдова не должна была больше платить туркам харач, она переходила под протекторат России, которая гарантировала ее территориальную целостность и обязалась не вмешиваться во внутренние дела Молдавского государства. Престол Молдовы оставался представителям Кантемиров, которые становились наследственной династией.

Одна из основных статей Луцкого договора, который благодаря утверждению царем Петром I получил международное политико-юридическое значение, гласила: «Земли княжества Молдова, по старым молдавским границам и над которыми господарь имеет право обладания – это расположенные между рекой Днестр, Каменицей, Бендером со всем цинутом Буджака, Дунаем, границами Мунтянской страны (Валахия) и Трансильвании, окраинами Польши, по разграничению с этими странами».

«Созвал тогда Думитрашко водэ своих бояр и сказал им, что позвал москалей (русских) и они переходят Прут у Загаранче (возле Унгень). Тогда все бояре, услышав это, воскликнули: «Хорошо поступил, Ваше величество, мы боялись, что пойдешь к туркам и подумывали, что если увидим, что пойдешь к туркам, покинем тебя и пойдем поклониться москалям». И радовались. Только Иордаке Русет, ворник, тогда сказал: «Поспешил, ваше величество, с приглашением москалей. Подождать надо было, пока покажут свою силу, как им повезет». Ответил Думитрашко водэ: «Уже не было времени ждать и обдумывать, боялся, что схватят меня турки. Вот и из вас часть меня покинула и не все вы в одной вере со мной». Может, и предвидел ворник Иордаке Русет последствия. Но и у Кантемира не было времени на раздумья.

Таким образом, кампания была организована в спешке, без хорошо обдуманного плана,  царь находился еще в состоянии головокружения от «виктории» под Полтавой, его армии не были достаточно обеспечены фуражом, провиантом; к тому же и молдован, и русских предали валахи. Таким образом, операция имела мало шансов на победу. Участник тех событий, хатман (командующий армией) Молдовы Ион Некулче озабоченно писал: «Армию, которую имели, москали разделили и рассредоточили по стольким сторонам... В надежде на чужие речи, мунтянов, ляхов, сербов, молдован прибыл император без войска, без забот, драться с визирем, с потоком турецких и татарских войск посреди ровного поля. Итак, надеясь на чужих, могли бы терять москали христианскую империю».

К сожалению, валахи, как уже случалось, предали дело общей антиоттоманской борьбы. Господарь Валахии К. Брынковяну не послал, как обязался, двадцатитысячный корпус сражаться с неверными, нарушив таким образом Валахо-русский договор 1709 г., заключенный по просьбе валахов (мунтян).

Прутский поход Петра I завершился плачевно: в Битве при Стэнилештах (18–22.07. 1711 г.) русско-молдавские войска потерпели чувствительное поражение. Петр I подписал мир в Вадул Хушилор. Дмитрие водэ Кантемир, сопровождаемый 3 000 служилых и бояр, среди которых был и Ион Некулче, нашел приют в России. Манолаке Дрэгич пишет: «Русские войска, возвратившись в свои пределы, Дмитрий Кантемир ушел с ними, имея с собой тысячу молдаван, которые пожелали идти с ним служить России. Петр I за это проявил себя очень признательным и щедрым к господарю Молдовы, потому что после того как очень решительно заявил, что не отдаст его (господаря) в их (турок) руки, как они настойчиво требовали, подарил ему императорским указом, подписанным в Молдове, титул князя с высшими полномочиями, а также и его наследникам дал значительные пенсии сколько жить будет Д. Кантемир; подарил ему еще несколько поместий на Украине и дал ему большую привилегию – дело необычное в России, наделив правом определения смертной казни над молдаванами, которые его сопровождали... И поселились со всеми своими людьми в Харькове, где прожил Д. Кантемир воевод до 1713 г., после 7 месяцев господарства».

«После ухода Думитрашко водэ из Ясс татары начали грабить и жечь Цара де Жос... напустились к утру в торг Галац и взяли в плен всех людей, которые укрывались в монастыре Св. Георгия, ворвались в монастырь и грабили все, что нашли... Не осталось в святом монастыре ни колоколов, ни дверей, даже кресла и святые иконы поломали и сожгли. А торг Бырлад еще хуже натерпелся – остался лишь пепел...

Вот во что превратил страну Думитрашко водэ Кантемир своим поспешным решением, что не поправится навеки» (Н. Костин).

Относительно Прутского похода (июль 1711 г.) Петра I, решений и действий Дмитрия водэ Кантемира полагаем, что ближе всех к истине является суждение историка Г. Пунгэ: «Обсуждаемый и квалифицированный самым разнообразным образом – от прогрессивного акта до дипломатической катастрофы – поступок господаря Молдовы должен быть изучен sine ira et studio (без гнева и пристрастий), учитывая умонастроения и геополитические условия периода. Не стоит забывать, что в воззвании господаря к стране подчеркивалось: «…неверный язычник и нарушитель клятв (...) сделал столько насильных нашествий на Молдову, разрушил крепости и укрепления, других взял под свою силу как Тигина, Килия, Четатя Албэ, Галаць, Рень, Сорока, Измаил, другие места возле Дуная и весь цинут Буджак и под ложными словами часто позволял татарам грабить всю Страну Молдову, взял в жестокое рабство ее жителей», в то время как «царь всея Руси, собрав свои непобедимые армии во имя Святого Креста воспротивился тиранической силе для освобождения христианских народов из языческой неволи». Если учтем, что сам Петр I в своем манифесте показал, что «мы в этой войне ни утверждения своей силы, ни расширения своих владений не желаем (...), а для освобождения святой Церкви и христианских народов хотим бороться; сумеем, думается, понять подлинное состояние умов тех времен, над которыми господствовал месианизм царской России» (1996 г.).

Нелегкой была судьба большинства молдаван, сопровождавших Дмитрия Кантемира в Россию. Одни стали видными деятелями русской культуры и науки, другие добились высоких воинских званий в русской армии. Остальные рассеялось среди разноязыкого мира Левобережья Днепра. Одним из тех, кто почувствовал на себе весь кошмар этого «хождения по мукам» был Ион Некулче, который предостерегал потомков: «Братья молдаване, прошу вас запомнить, учесть и беречься. В какой бы чести не был у господина, надо служить ему справедливо, за что и Бог тебя одарит. А с господином никогда не странствуй, как бы там ни было, и не только в чужой стране, но и в Царьград (Константинополь) с ним не иди, если ты молдаванин».

Поспешность, с какой был подписан Луцкий договор, не обеспеченный Петром I Прутский поход «с армией, разделенной и рассеянной по стольким сторонам», вообще последствия этой военно-политической акции для Молдовы и ее господаря подтверждают вывод Василия Ключевского: «История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

 

Договор между Молдовой и Россией в 1711 году

Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Кэинарь

Статус:
Город
Первое Упоминание:
1525
Население:
4184

Каинары (Căinari, Кэинарь) — город в Каушанском районе Республики Молдова. Расположен в центральной части республики, в 45 км от Кишинева. Узловой пункт железных дорог Молдовы. По данным переписи 2004 года, в городе Кэйнары проживало 4184 человек. Первое упоминание о селе Каинары относится к 1525 году. По легенде, город был основан у большого источника, поэтому его название у буджакских татар означало «большой бурлящий источник».

Читать далее