Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Зарождение Молдавского Государства в венгерских исторических документах

В силу исторических (относительно позднее образование функциональной государственной канцелярии), политических (экспансионистская политика Венгерского королевства, отраженная в документах) обстоятельств историки, этнологи, правоведы могут более достоверно определить хронологические рамки, степень институционализации, этапы становления высшей политической и национально-территориальной организации на карпато-днестровских землях, обращаясь к официальным актам, хранящимся в архивах Венгрии и Польши. Первые молдавские историки не могли не прибегнуть к зарубежным историческим источникам, черпая из них данные, которые отсутствовали в местной традиции. Так была найдена информация из венгерских хроник о последствиях венгерских военных кампаний к востоку от Карпат в результате действий марамурешского воеводы Богдана.

Предпосылки зарождения и вхождения в историю самостоятельного политического, национально-территориального и административного образования по имени Молдова могут быть прослежены по документам архивов папской курии, константинопольской патриархии, по официальным актам, хранящимся во Львове, в Кракове, в Москве, в Варшаве… Но «самые древние достоверные письменные свидетельства о Ţara Moldovei, Земле Молдавской, Terra Moldaviae содержатся в документах венгерской королевской канцелярии от 20 марта 1360 г. (Terra nostre Moldavanae) и от 2 февраля 1365 г. (Terra Molduana)».

Венгерская королевская грамота от 20.03.1360 раскрывает некоторые принципиальные аспекты догосударственного процесса становления Государства Молдова. Отмечая заслуги Драгоша в реставрации (возвращении, возрождении) Земли нашей Молдавской (restauratione Terra Moldavanae), Людовик, венгерский король, особо подчеркивает его усердия по возвращению на путь установленной верности королевской короне мятежных волохов (olachos rebellantes). Считая воеводство, образовавшееся к середине XIV в. в регионе бассейнов рек Бистрица, Молдова, Сучава своей вотчиной, венгерский король неоднократно предпринимал репрессивные экспедиции против молдаван и их предводителя, «неверного», мятежного воеводы Богдана. Биограф короля мадьяр Людовика де Анжу хронист Иоан Кюкюлло пишет о частых, почти ежегодных венгерских походах против соперников и мятежников, чаще всего против сербов и молдаван (movit exercitum contra aemulos et rebelles et saepius contra racenses et moldavanos). Учитывая, что данный фрагмент из венгерской хроники расположен перед главой, где отмечается успех Богдана из Молдовы, естественно предположить, что вооруженные кампании против молдаван, о которых напоминает И. Кюкюлло, совершались в период, предшествующий приходу Богдана из-за гор, то есть до 1359 года.

Ужесточение королевских фискальных требований, ущемление национальных прав способствовали интенсивному переходу в Восточное Прикарпатье не только семей или сел, но и целых волошских воеводств. К концу правления короля Венгрии Карла Роберта (1308–1342 гг.) Богдан из села Кухя (в Марамуреше) стал воеводом Марамуреша, но вскоре после вступления на трон в 1342 г. новый венгерский король Людовик де Анжу начал преследовать волошского предводителя, охарактеризовав его quondam woyevoda de Maramorosio, noster infidelis (бывшим воеводом Марамуреша, неверным). В документе от 15.09.1349 г. Богдан назван quondam vayvodae nostri infidelis notorii (бывший наш воевода, очевидный неверный). Давления и преследования, которым подвергся Богдан в Марамуреше в конце концов вынудили его со своими приближенными и подданными переселиться в Восточное Прикарпатье, на земли воеводатов Саса и Балка, как утверждают некоторые историки. Венгерский летописец И. Кюкюлло констатирует: «Bogdan wayvoda olachorum de Maramorosio coadunatis sibi olachis eiusdem districtus, in terram Moldaviae, coronae Hungariae subiectam, sed a multo tempore propter vicinitatem Tartarorum, habitatoribus destitutam, clandestine recessit» (Богдан, воевода волохов из Марамуреша, объединяя волохов своего округа, тайно перешел в Землю Молдавскую, подчиненную венгерской короне, но из-за соседства татар давно покинутую жителями).

Утверждение об опустевшей территории Восточного Прикарпатья, как неоднократно было показано, не соответствует реалиям. Богдан не мог бы, тем более вместе со всеми волохами своего округа, открыто переходить Карпаты хотя бы потому, что, узнав об этой операции, король воспрепятствовал бы ей. С другой стороны, открытый переход позволил бы Сасу и Балку, воеводам, подданным венгерского короля, организовать сопротивление. Исход этих частых военных кампаний contra Moldavanos, contra Terre Moldavaniae (против молдаван и против Земли Молдавской) был неблагоприятен для венгерского короля: «Балк, сын Саса… покидая и оставляя своих дорогих родителей и очень многих родственников и все свое имущество, пришел из нашей Земли Молдавской в королевство наше, Венгрию».

Очевидно, что Богдан не смог бы устоять, если рядом с ним были бы только волохи его Марамурешского округа. Воля и мужество воеводы Богдана, его целеустремленность в защите новой земли обитания от венгерской гегемонии, от набегов татар сплотили вокруг него, вокруг воеводства Молдова все население – волошское и славянское – севера карпатско-прутской зоны. Только объединившись они смогли отстаивать свои земли, свою общность, свою самостоятельность. Изучая этническую ситуацию Восточного Прикарпатья по молдавским легендам, выделяя сообщение молдавско-польской хроники (1352–1564 гг.) («Драгош «спешился» вместе с «молдаванами из Венгерской Земли»), можно заключить, что такой текст – указание на то, что этнонимом «молдаване» стало устойчиво обозначаться население Восточного Прикарпатья.

Разумеется, этногенетические предания, являясь «одним из наиболее характерных внутренних элементов культуры именно данного периода», отражают в той или иной степени комплексный процесс возникновения и становления данного этноса. Потому что «этногенетические предания не существуют без этноса и этнического самосознания». Другими словами: легенды этногенетические, эпонимические (дающие имя государству, территории) рождаются и начинают бытовать лишь тогда, когда другие этносы приняли и осознали её самоназвание.

Решающим условием утверждения названия этнической общности на установленной территории и признания его отличительных особенностей другими – это образование государства. Возникновение и консолидация государства, осознанное усвоение всем его населением общего этнического названия – это две взаимодополняющие стороны национально-государственного сознания. Зарождение и упрочение национального самосознания молдаван неразрывно связаны с их убеждением, что они образовали свое государство на территории по имени Молдова. В свою очередь осознание принадлежности к общности с именем «молдовень», к своей общей Молдавской Земле является гарантом консолидации, сохранения и континуитета Молдавского государства.

Постоянные испытания, борьба по защите своей общей земли от разных претендентов консолидировали население северной части пруто-карпатских земель, сплотили его вокруг воеводства Молдова, укрепили его сознание причастности к судьбе молдавской этнической общности, принадлежности к Земле Молдавской.


Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Богдановка Ноуэ

Статус:
Село
Первое Упоминание:
1872
Население:
233 чел.

Богдановка Ноуэ (Bogdanovca Nouă) – село в составе города Чимишлия района Чимишлия. Село расположено на расстоянии 5 км от города Чимишлия и 67 км от муниципия Кишинёв. По данным переписи 2004 года, в селе проживало 233 человека. Первое документальное упоминание о селе Богдановка Ноуэ датировано 1872 годом.

Читать далее