Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Летописи о зарождении Молдавского Государства

Молдавско-славянские летописи, созданные в последней четверти XV в., но отражающие историю Молдавии XIV–XV вв., относят переход Драгоша со своей дружиной из Марамуреша в Восточное Прикарпатье к 1359 году – «оттоли начася произволением Божиим Молдавскаа Земля». Этой же версии придерживается и первая история Молдавии на молдавском языке – Letopiseţul Ţării Moldovei Гр. Уреке. Некоторые историки, в том числе К. К. Джуреску, Д. Ончул, Молдавско-польская летопись полагают, что переход Драгоша через Карпаты и «основание» (descălecare) им Молдовы состоялись в 1352 году. Профессор П. Параска считает, что «воеводство» Молдова во главе с Драгошем, с центром в Бая, в долине реки Молдова, возникло или даже, возможно, существовало где-то в 1283–1284 годах.

Молдавско-славянские летописи, сотню лет спустя после «дескэлекаре» – прихода Драгоша – рассказывают: «Сий летописец оттоле начася произволением божием Молдавскаа Земля. В лето 6867 (1359) прииде Драгоше воевода от Угорской Земли, от Марамуреша, за туром на лов и господствовал 2 лета». В других молдавско-славянских летописях, как и в Молдавско-польской летописи, народная традиция о приходе Драгоша со товарищи в Молдову передается более развернуто: «В году 6860, от рождества Божьего 1352… По воле господа, первый воевода Драгош пришел из Венгерской Земли, из города и реки Марамуреш, как охотник на охоту за туром, которого убил на той реке Молдаве и там же вселился со своими спутниками. Ему та земля понравилась и остался там, и на Земле поселил тех же венгерских молдован, и был господарем два года».

«Молдавский» фрагмент из Воскресенской летописи (Молдавско-русская летопись, 1359–1504) содержит примечательные детали. В земле Марамуреша «был человек разумен и мужественен именем Драгош. И приде себе с дружиною на лов зверине, тура. И поидоша следом за туром через горы высокие и переидоша высокие планины… И наехаша тура у реки на берегу под вербою и его убиша… Рассмотрели себе на жительство место и вселися ту… Возвратишася воспять и поведаша своим всем о красоте земли, и о реках, и о криницах, дабы вселися ту… Бе место пусто и во край татарских кочевищ… И поидоша они от Марамуреша со всею дружиною и с женами и с детьми через горы высокие, леса просекая… и придоша на место де Драгош тура убил, и возлюбиша, и вселишася в ту и выбрали из своей дружины себе мужа разумна именем Драгоша и назваша его себе господарем и воеводою. И оттоле начашася, произволением и божиим, Молдавская Земля. Драгош посадил первое место на реке на Молдаве, потом насадиша место Бани (Бая)… Учиниша себе печать воеводскую во всю Землю турью голову и господствовал на воеводстве лета два».

Симион Даскэл, интерполятор летописи Гр. Уреке, воспроизводит из Молдавской Летописи Евстратия Логофета: «Пишется в Молдавской Летописи, в предисловии, что после того как охотники те убили зубра (тура), вернувшись назад, увидев места отрадные, пошли по полям в сторону и попали в место, где стоит сейчас торг Сучава… Спустились к месту, где сейчас монастырь Ецкань. Там нашли пасеку и старого деда, пасечника, по рождению рус и звали Ецко.

Которого если спросили охотники, что он за человек и из какой он страны, он сказал, что он рус из Ляшеской Страны (Польши). А также за места его спросили, что это за места и кто над ними хозяин. Ецко сказал: эти места пустынны и без хозяина (…), и расстилаются вниз до Дуная, а вверх – до Днестра, и граничат с Ляшеской Страной и места очень благоприятные для питания. Услышав охотники эти слова, поспешили в Марамуреш и повели своих людей в эту сторону и других призвали, что поселились сначала в предгорье и расширились по Молдове (реке) вниз. А Ецко пасечник, увидев расселение марамурешан, спешно отправился и пошел к своим, в Страну Ляшескую, и привел много русь и поселил по реке Сучаве вверх и по Сирету к Ботошанам…».

Молдавско-славянские летописи, Молдавско-немецкая летопись, Молдавско-польская летопись – все XV–XVI веков, – следуя народной традиции, заявляют, что земля Молдовы в первой половине XIV века была незаселенной. Если предгорные восточнокарпатские области действительно были бы «пустынны» в первой половине XIV в., трудно было бы объяснить смысл венгерской кампании в 1345 г. в эту область, повторяемые («почти ежегодно») экспедиции венгров с целью «восстановления страны нашей молдавской». Также невозможно было бы объяснить непрерывные попытки «восстановить епископию Милковии» (католические структуры), срываемые «сильными» тех мест. Кажется, даже Молдавский летописец (Летописецул Молдовенеск) Евстратий Логофет противоречит себе – верит словам Ецко: «места пустынные». А сам Ецко где обитал? Трудно вообразить, чтобы в этих отрадных землях, исторической колыбели гетов и, поздее, свободных даков, до прихода волохов из Марамуреша никто не жил, кроме Ецко… «Молдова никогда не была совершенно незаселенной, и невозможно поверить, чтобы земля, как эта, с крепостями и городами на ней, – как пишет сам Д. Кантемир, – на краю Валахии, Венгрии, Трансильвании и Польши, чтобы стояла пустынной столько времени и чтобы ее не захватила какая-нибудь соседняя нация, как поступил, наконец, Драгош».

Гармонически переплетаясь с реальными фактами, легенда говорит, что господство Драгоша началось в дни Людовика Великого (де Анжу, 1342–1382 гг.), короля Венгрии, и продолжалось два года. Драгоша, когда ушел в мир иной, хоронили в церквушке, им построенной, – Воловэц-Боурень на реке Башеу в цинуте Дорохой. После него четыре года господствовал Сас (1354–1358 гг.), который, предполагают, был сыном Драгоша. В разных противоречивых работах утверждается, что в 1359 г. в Молдове господствовал Сас… Надо признать, что период «дескэлекэрий» – основания и утверждения Молдавского государства (1352–1365 гг.), – очень скромно обеспеченный документами, дает повод для самых неожиданных интерпретаций и предположений. Они были обобщенны уравновешенно и многосторонне румынским историком В. Спиней. Устная традиция, отраженная в летописях, односторонние суждения, по мере продвижения во времени, с 1359 по 1365 г., теряют свою легендарную ауру, аккумулируя новые документальные свидетельства и обоснованные трактовки.

Народные предания, летописные сказания о том, что Драгош – это единственный организатор «основания» Молдовы, не согласуются с современными источниками. Вполне обоснованной является концепция, принятая теми, кто изучал проблему становления Молдавского самостоятельного государства, что военные кампании contra moldavanos (против молдаван), в которых участвовал Драгош, были начаты венгерским королем Людовиком де Анжу и что Драгош был лишь инструментом его политики. Драгош был простым офицером венгерской армии, который оставался и далее верным Людовику. Драгош, как и его потомки Сас и Балк, всего лишь служили интересам Венгрии и никак не стремились создать унитарное и независимое государство путем объединения молдавских воеводств и княжеств того времени, как поступил Богдан I.

Хотя Драгош и его сын Сас названы в молдавских анналах предшественниками Богдана, а Драгош считается первым господарем Молдовы, именно Богдан известен как Основатель Молдавского государства по венгерским документам 1349 г. и 1365 г. и по современной хронике Кюкюлло. Возможно, Драгош и был предводителем воеводства, небольшой территории на северо-западе пруто-карпатских земель, но именно Богдан был основателем Молдавского государства на всей своей тогдашней территории – северной части Карпато-Днестровских Земель. Именно Богдана I Стефан III Великий считал основателем не только Молдавского государства, но и династии правителей-господарей Молдовы, ее престолонаследников. Именно его Стефан III Великий признал своим прадедом, о чем свидетельствует надпись на надгробном камне: «Милостию Божиею Ио Стефан воевода, господарь всей Земли Молдавской, сын Богдана воеводы, украсил гроб своему прадеду, старому Богдану воеводе в лето 6988 (1480), месяце генарие 27».

Представленные хроникальные сообщения, мнения исследователей подтверждают вывод молдавского историка Манолаки Дрэгича о том, что начало господства/государственности остается неизведанным, туманным по причине, полагал он, равнодушия молдавских историков. Оно лишь в какой-то мере освидетельствовано примерами (и сведениями) соседних народов – болгар, сербов, а прежде всего венгров, – чьи деяния являются более древними, чем основание Молдовы.


Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Каракушений Ной

Статус:
Село
Первое Упоминание:

Население:
546 чел.

Новые Каракушаны — село в составе коммуны Берлинцы Бричанского района. Расположено в 6 км от города Бричаны, 21 км от железнодорожной станции Липканы и 240 км от Кишинева. По данным переписи 2004 года, в селе проживают 546 человек.

Читать далее