Фильтр по категориям
  • 2011
  • page views Просмотры

Административная структура

Как показывают языковые данные, форма существования общины (сат, кэтун, ватрэ), объединения общин (царэ, жудец), структура членов общины: вечин, главарей – кнез, жуде, «люди добрые и старые» обозначаются терминами фракийско-дакийского происхождения, «а это означает, что система крестьянских общин у восточнокарпатских волохов древняя и была унаследована от предыдущих эпох».

Слова кнез, жупан, кут, воевод, относящиеся к социальной жизни волохов, славянского происхождения, что соответствует этноязыковым и политическим реалиям того периода в данном регионе.

Вышеприведенные примеры показывают, что «между документальными свидетельствами и языковыми доводами существует определенное соответствие».

Дифференциация имущественная и, следовательно, социальная волохов привела к распаду древних сельских общин, предопределяя зарождение сельских общин феодального типа, процесса, который развернется на рубеже XIII–XIV вв., но особенно после основания Молдавского государства.

К середине XIV в. восточнокарпатские молдаване продолжали оставаться на этапе перехода от свободной сельской общины к общественной организации с феодальными чертами. Все явственнее развивались процессы социальной дифференциации членов общины. Кнезы, жуде, главы сельских общин постепенно образовали феодальный класс.

Возникают новые воеводаты – объединения сельских общин с определенными чертами, характерными для изначальной фазы государственных образований. Как и в предыдущий период, можно воссоздать общественные отношения у восточнокарпатских молдаван, используя сообщения о волошских населенных пунктах из Галицкой Руси (Юго-Западная Русь), управлявшиеся по молдавскому праву (волошский закон). Исследователи этого аспекта подсчитали, что к северо-востоку от среднего течения Днестра, на Юго-Западной Руси, в XIV–XV вв. существовало около 500 сел, которые устраивали свою жизнь по волошскому закону (молдавскому праву). Большая часть этих жителей были волохами.

Напомним, что информации об общественной организации волохов из Марамуреша и тех, что поселились левее Днестра, отражают, в общем, и социальную жизнь карпато-днестровских волохов. Продолжая, в общих чертах, ту же систему организации, волошские крестьянские общины Юго-Западной Руси управлялись кнезами, которые постепенно присваивали себе и другие права. Например, третью часть штрафов – третину, которая раньше оставалась в пользу общины, кнезы присвоили себе, только они имели право содержать мельницы (водяные), им платилась куница – выкуп за девушку, которая из данной общины (села) выходила замуж в другую общину (село), члены общины были обязаны работать несколько дней (3–6 в году) у кнеза, подносить ему дары к большим праздникам… Этими и другими привилегиями кнезы и жузы все больше злоупотребляли, углубляя социальную дифференциацию общины. Как и в предыдущем периоде, села (30–60 больших патриархальных семей) образовывали союз сельских общин во главе с органом, состоящим кнезов. Из них выбирали старшего (крайник на Юго-Западе Руси), наделенного административными и судебными прерогативами.

Документы господарской канцелярии Молдовы XIV–XV вв. сохраняют примечательные данные о социальной организации сельских общин, о том, как они управлялись и как там судили. Так, союзы сельских общин из лощин реки Кракэу управлялись 4 жузами, 2 ватаманами и одним кнезем (1415 г.), те, что на реке Тутова имели во главе 7 жузов и кнеза Чорсака (1428 г.). Союзы крестьянских общин из пруто-днестровских Кодр имели во главе 3 жузов, ватамана и одного кнеза – Никоарэ (1432–1433 гг.). На основе воспроизведенной информации можем установить три кнезата – на Кракэу, Тутове и в пруто-днестровских Кодрах, которые предположительно, существовали накануне основания Молдовы. Это реликты прежних общинных и надобщинных структур с меньшим, чем прежде, числом жузов, ватаманов и кнезов, они отражают их строение и территориальное расположение на всем заселенном пространстве Днестровско-Карпатских земель. 17 кнезатов, упомянутых в грамотах Молдавской канцелярии (XV–XVI вв.), имели 97 жузов и ватаманов в 80 поселениях. Таким образом, даже после «дескэлекаре» (основании) Молдовы на Карпатско-Днестровском ареале, как и в догосударственный период, продолжали существовать крестьянские общины во главе с кнезами, жузами, ватаманами.

Исследователи определили, что жузы были старейшинами молдавских крестьянских общин в областях с населением, пришедшим к востоку от Карпат с внутрикарпатского плато; ватаманы были старейшинами, главным образом, славянских общин, (хотя ватаманы были и в некоторых молдавских селах).

Расширяя свои имущественные привилегии и административные права, кнезы, жузий, ватаманы постепенно становились собственниками – наследниками сел, составляя прослойку землевладельцев, в отличие от большинства членов молдавской общины, которые оставались относительно свободными в своих социальных отношениях.


Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Скэень

Статус:
Село
Первое Упоминание:
1639
Население:
2037 чел.

Скэень (Scăieni) — село в Дондюшанском районе. Это единственный населенный пункт в составе одноименной коммуны. Cело Скэень расположено в 15 км от города Дондюшаны и 209 км от Кишинева. По данным переписи 2004 года, в нем проживают 2037 человек. Первое упоминание о селе Скэень датируется 1639 годом.

Читать далее