• 2011
  • page views Просмотры

Молдавский – основа общего литературного языка

Разумеется, эти и другие очевидные общеизвестные свидетельства различия не затрагивают общую литературную форму речи, которую молдаване около 700 лет называют «молдовеняскэ» (молдавская), а валахи назвали в XIX-м веке «ромыняскэ» (румынская).

Выводы Н. Корлэтяну и Н. Раевского, многих других языковедов подтверждают заключение румынского академика Йоргу Йордана: «Язык, на котором говорят на той и на этой стороне Милкова (река, граница между Молдовой и Валахией), - пишет румынский языковед, - имеет местные особенности, характерные для каждой провинции... Силой обстоятельств молдавская речь выполняла для жителей провинции, которые на нем говорили, роль языка всего народа». (В примечании Й. Йордан уточняет, что его заключение относится и к мунтянскому говору). Молдавский язык, увековеченный И. Некулче, «имел, следовательно, особое положение, я бы сказал привилегированное...», - писал Йоргу Йордан.

Свое справедливое и обоснованное заключение Й. Йордан сформулировал в годы, когда было в зените творчество патриарха молдавской литературы М. Садовяну, когда заявили о себе молдаване Николай Лабиш, Виктор Телеукэ, Чезар Ивэнеску, Ион Друцэ... На молдавском языке писали, прославляя свой край Василе Погор, Калистрат Хогаш, Михаил Когэлничану, Алеку Руссо, Василе Александри, Михаил Эминеску, Ион Крянгэ, Алексей Матеевич  - «молдаване, совершившие нашествие в историю румынской литературы», творцы, которые, подобно М. Эминеску, «употребляли молдавские формы, будучи молдаванами». 

То, что М. Эминеску, создал свои бессмертные поэтические произведения, жадно припадая к живому источнику молдавского языка, то, что он высоко ценил молдавскую речь, подтверждал и И. Славич «по мнению Эминеску, самым приятным и самым богатым по звучанию является молдавский говор».

Подчеркивая «роль Молдовы» в стараниях «защитить язык от покушений новаторов» и осознавая «культурную роль Молдовы, ее роль как учителя румын во всем мире», М. Эминеску подчеркнёт (в статье «Репертуар румынского театра»): «Молдова играет важную роль в развитии румын. Здесь, в большой удалённости от интеллектуального шарлатанства, самодовольства и коррупции политического центра (Бухареста) создалась благотворная реакция против невежества и духа неправды и академиков».

Обсуждая проблему эпохи начала современного литературного языка, «Ученый совет Института Языкознания из Бухареста установил, что как в отношении идейного содержания, так и в отношении языка, наша современная литература начинается в первой половине XIX в. с писателей, объединившихся вокруг журнала «Dacia literară». В их центре стояли М. Когэлничану, Василе Александри, Алеку Руссо, Костаке Негруци... Употребляемый этими писателями язык, утвердился как язык нашей современной литературы, потому что в его основе находилась живая речь народа». (DLRLC, I, 1953). Молдавского народа, несомненно. Потому что все эти писатели, как позднее М. Эминеску, И. Крянгэ, М. Садовяну и многие другие – молдаване, родились, жили в Молдове, писали по-молдавски о Молдове.

Неопровержимыми доказательствами существования различительных особенностей - фонетических, грамматических, лексических - языка, на котором говорят молдаване, сладкозвучного молдавского языка, являются регистры объясненных слов, сопровождающих по сегодняшний день румынские издания произведений И. Крянгэ, М. Эминеску, К. Хогаша, М. Садовяну. Слова и формы, разъясненные для валахов/румын. Молдаване их хорошо знают, потому, что они создали это богатство.

Таким образом, всё вышеупомянутое представляет собой убедительное доказательство того, что валашский/румынский язык является диалектом молдавского языка. Это утверждение подтверждается и другими многочисленными фактами, а именно:

— уже в XVII веке были написаны пространные тесты на молдавском языке: летопись Гр. Уреке (1635), летопись М.Костина (1675);
— первые исследования в области лингвистики молдавского языка были написаны также в XVII веке: «О нашем молдавском языке» (1635) Гр. Уреке, «О молдавском языке» (1677, на польском языке) М. Костина и, таким образом, лингвоним «молавский язык» проникает в европейские научные круги;
— произведения молдавских писателей относящиеся к периоду после 1840-го года — М. Когэлничану, В. Александри, К. Негруцци, Ал. Руссо и др., заложили основу литературного языка, общего для молдаван и валахов.

Молдовенизмы, записанные в современных словарях, включая те, что были изданы в Румынии, можно дополнить примерами из Гр. Уреке, Мирона Костина, Иона Некулче, М. Эминеску, К. Хогаша, И. Теодоряну, Н. Лабиша, из произведений П. Боцу, Гр. Виеру, В. Телеукэ, А. Лупан, П. Заднипру, Г. В. Мадана, Н. Костенко, Иона Друцэ и др. Наибольшее количество наглядных примеров можно найти у И. Крянгэ, М. Эминеску, М. Садовяну. Чаще всего приводятся цитаты из М. Эминеску, относительно объёма его подлинных произведений, не взятых из фольклора.  Это абслоютно естественно, так как, по утверждению академика А. Росетти:  «Эминеску употребляет в своих стихотворениях большое количество слов и выражений из языка, на котором говорят в Буковине и в Молдове», то есть характерных для языка молдаван, для молдавского языка. Так как это «большое количество слов и выражений из языка, на котором говорят в Буковине и в Молдове» не известно или не понятно валахам, в румынских словарях они отнесены к категории «обиходных» (кухонных, надо полагать), «народных». То есть формы, слова, выражения, использованные М. Эминеску, которые «обогатили наследие национального языка»  (А. Росетти) не удостоились права считаться общеупотребительными, литературными румынскими. Эта дискриминация молдавских слов и выражений, используемых М. Эминеску, не должна  задевать национально-лингвистическое самосознание молдаван. Согласно Толковому словарю румынского языка, «народное» (popular) означает «созданное народом», таким образом, в случае Эминеску – молдавским народом. Народное ещё означает «характерное для данного народа», то есть для молдавского народа. Таким образом, румынские словари ещё раз подтверждают вывод Перпессичиуса (румынского критика), что «Эминеску, будучи молдаванином, продемонстрирует естественную предрасположенность к формам, связанным с его происхождением, молдавским формам».

Произведения, созданные наиболее одарёнными представителями молдавского нарда от Анонимного автора «Миорицы», от Григоре Уреке и до Иона Друцэ охватывают многовековую историю молдаван, местные обычаи и повседневную жизнь, чаяния и надежды. Непреходящий характер и индивидуальность молдавской духовности заключается в народном творчестве молдаван, в сладкозвучном молдавском языке, в котором увековечены характер молдаван, их характерные этнопсихологические черты уходящие корнями в незапамятные времена. «Самые лучшие наши писатели (…) являются и самыми лучшими знатоками языка… Те, кто обладает более богатым и красивым языком, все причастились к величайшему источнику народного языка: Эминеску, Садовяну и несравненный Крянгэ. «Крупнейший писатель - этот Крянгэ - на самом деле из народа, он пишет, как люди говорят» (G. Ibraileanu). То есть по-молдавски: смотри регистры молдавских слов в изданиях книг Крянгэ с 1890-го года до сегодняшнего дня.

Анализируя лингвистические особенности Молдовы,  академик И. Иордан заключает: «Региональные особенности языка И. Некулче в целом совпадает с особенностями современного молдавского диалекта, с яркими различиями, которые носят скорее  количественный, чем качественный характер...». Другой известный румынский толкователь Дж. Кэлинеску заключает, подчёркивая очарование, артистизм и музыкальность,  творческие возможности молдавского языка: «молдавский говор, мягкостью своей тональности, является художественным сам по себе. В Мунтении менее вероятно появление Некулче или Крянгэ...».

В связи с этим весьма кратким набором принципиально важных истинных утверждений, более чем своевременно заключение ученого совета Института лингвистики в Бухаресте, который установил, «что с точки зрения идейного содержания,  наш современный литературный язык берёт начало в первой половине девятнадцатого века, его зарождение связано с группой писателей которые сотрудничали с журналом «Дачия литерарэ», во главе с М. Когэлничану, В. Александри, А. Руссо, К. Негруцци, которые были первыми поборниками единства нашего языка и культуры. Язык, на котором творили эти писатели стал языком нашей литературы, потому что в основе него лежит живой источник народной речи». Как мы уже понимаем, все перечисленные выше писатели были молдаванами, писали на молдавском языке и творили литературу. Молдавскую…

Во второй половине девятнадцатого века «Используя определённое количество слов и фраз народного языка, на котором говорят простые люди («из Молдовы и Буковины»), Эминеску расширил границы художественного стиля литературного языка, заключает академик Ал. Росетти, - и в то же время, придал характерные черты своему гению». Молдавского, потому что он был молдаванином.  

В заключение напомним две идеи, сформулированные видными румынскими авторами:

1. Румынская культура, такая, какая она есть сейчас – благодаря Молдове (Г. Ибраиляну)
2. Свою силу язык черпает в основном из Молдовы (Г. Кэлинеску). Эта истина была художественно и с выдумкой высказана в стихотворении молдавсково поэта Павла Старости, опубликованном в кишинёвской газете «Гласул Молдовей»:

Mama limbii româneşti

Fie el cît de mirific,
Fie cît de inventiv,
„Adevărul ştiinţific,,
Este foarte relativ.

Veci de veci nu se mai schimbă
Ce ni-i dat de sus în dar,
Cearta noastră despre limbă
E-o furtună în pahar.

Nicăieri nu sînt pe lume
Două limbi cu-acelaşi nume,
Dar sînt, drept nu-totdeauna,
Două nume pentru una.
Unii zic că e otravă,
Dar de stai să te gîndeşti,
Limba noastră cea moldavă-i
Mama limbii româneşti.

Несомненно, словарь, семантические, фонетические  варианты, исследованные выше, включая те молдавские слова которые стали практически общеупотребительными в восточно-карпатском и южно-карпатском лингвистическом ареале не затрагивают общность постоянной лингвистической базы, грамматической структуры и происхождения молдавского национального языка и румынского национального языка, понимание на литературном уровне обоих языков их носителями.

Сохраняя каждый свою индивидуальность и отличительные признаки, молдавский и румынский национальные языки постоянно развивают своё главное постоянное качество – быть понятными для носителей обоих языков.

Населенные пункты Молдавии и диаспоры

Лунга

Статус:
Село
Первое Упоминание:
1790
Население:
3200 чел.

Лунга (Lunga) – село и административный центр коммуны в составе административно-территориальных единиц Левобережья Днестра, Республика Молдова. Лунга – единственное село в составе одноименной коммуны. Село расположено на расстоянии 3 км от города Дубэсарь и 42 км от муниципия Кишинев. По данным 2011 года, в селе проживало 3200 человек. Первое документальное упоминание о селе Лунга датировано 1790 годом.

Читать далее